?

Log in

Поздняя Весна
06 January 2013 @ 03:37 pm
Hello! Welcome to my blog, which is open to everyone!
Читайте только то, что интересно. Растирайте воспоминания пальцами, погружайте лицо в ладони...

111
Теги:
Видео / Воспоминания / Вот как-то так / Дени / Диалоги / Жизненное / Замечания / Замужество / Интересно / Книги / Мысли / Настроение / Одной строкой / Полюбовное / Простые истины / Сны / Стихи
111
Грешник / Красный / Адам / Сережечка / Я
 
 
Поздняя Весна
26 May 2017 @ 12:02 pm
"Наши в городе 2010" - это был мой первый концерт, на который я пошла с сестрой. Обычно я ходила либо с друзьями, либо с Грешником. Либо с мамой и ее друзьями, но при таком раскладе они сидели на трибуне, а я была в "яме". А тут на тебе, сестренка, да еще и такой ребенок при своих 20ти годах, что не передать. Это был тот самый период, когда я уже успела прийти в себя после инквизиционного расставания с Красным, но еще пыталась забыть его всеми доступными способами. Тот период моей жизни, который можно коротко охарактеризовать как «Sex, drugs, rock-n-roll».

- чем хороши концерты, - говорю я ей - так это тем, что тут можно познакомиться с симпатичными мальчиками
- ты что! - отвечает мне сестра - я здесь не за этим
- Лера, расслабься, это концерт, полная свобода! Пошли, я куплю тебе энергетик...
- меня признаться пугает эта вся атмосфера... столько страшных людей
- надо расслабиться и просто получать удовольствие. Главное мне тут бывшего не встретить, редкостная сволочь, вот это будет страшно.
- а он может тут быть?
- он обязан тут быть, не пропускает такие мероприятия

Концерт проходил отлично. Лера наконец успокоилась, раскрепостилась и перестала охать, округляя глаза. Я думала только о том, как бы не встретить Грешника. Вышли Кукрыниксы. Мы встали на краю слэма, я защищала своим тщедушным телом сестренку и периодически в меня врезались потные пьяные мужики, наслаждающиеся танцевальной дракой. Мне было все равно, я девушка привычная к концертам, слэм так слэм... только не локтями в живот, пожалуйста.

Чувствую, скачу по чьим-то ногам. Поворачиваюсь - стоит симпатичный молодой человек, с меня ростом, в рубашке, с сумкой через голову, такой весь цивильный, а я топчу его кроссовки...
- Девушка, может вам к ним присоединиться? – улыбаясь, говорит мне он, кивая в сторону центра мужских плясок.
- Нет, меня там убьют, я лучше с Вами постою...

И с тех пор он был рядом. Защищал меня и Леру. При всем своем приличном виде, у него было шикарное накаченное тело, которое, казалось, вот-вот порвет рубашку, особенно в районе плеч. Рубашка, в свою очередь была с коротким рукавом и в один момент, когда незнакомец поднял руку, моему взору предстала татуировка. На всю левую. Шик.

У него было забавное имя, но я буду звать его Адам. Когда вышел Бутусов и стал играть "я хочу быть с тобой", мы с Адамом, слились в танце. Анархия, свобода, романтика. И тут... в проходящей мимо компании людей я вижу знакомые, изучающие меня глаза моего бывшего и ненавистного Грешника... Немая сцена. В голове только "не подходи, сделай вид, что меня нет". Послушался, прошел мимо. Но ясно было одно - он тут. Значит, еще увидимся.
Когда Бутусов закончил свое феерическое выступление, мы с Адамом решили выйти на свежий воздух, и тут мне пришлось кинуть сестренку, которая уже смотрела на меня как на проститутку, после столь жарких объятий с незнакомцем.

Стоим, я начинаю расспрашивать его о татуировке, он рассказывает про смешную историю возникновения нательного рисунка, в процессе он поднял руку, смотря на сие творение... поднял так, что я увидела торец его ладони, сжатой в кулак... а там еще одна татуировка... та, что заставила мой живот екнуть. В этот момент я ощущаю чью-то руку у себя на талии и поцелуй в щеку. Поворачиваюсь – Грешник.
- Привет, милая, прочти смс...
И уходит. Я в шоке и тихой ярости. Понятное дело, решил подгадить мне, увидев в компании с прекрасным принцем. Ох, не знал он, что я увидела на руке принца, ох не знал...

- И что мне с ним делать? Убивать, или так и должно быть?
- Нет, так не должно быть, и поверь, я желаю убить эту личность уже очень долгое время, но не надо, пойдем отсюда...
- А ты правда один из них?
- Из кого?
- Я про еще одну татуировку
- А, это… да, правда.
- Я вас совсем по-другому представляла
Он улыбается
-Да? И какими?
- Страшными и опасными. Неадекватными.
- Разные бывают - продолжает улыбаться.

Мы с Адамом вернулись в зал и с тех пор были вместе. Закрывала фестиваль группа Алиса. Спасибо Кинчеву за «пасынка звезд», это было прекрасно - чудесная песня, любимая атмосфера и губы мужчины, на торце ладони которого выбита фраза «За ВДВ». Это было именно то, чего мне так недоставало в тот момент. Мне это было необходимо, чтобы снова почувствовать себя живой. Что бы вообще снова хоть что-то почувствовать.

Адам стал началом моего грехопадения. Нас роднило то, что мы оба были потерпевшими в авариях человеческих отношений. Мы оба на тот момент времени недавно пережили разрыв, который еще не успел зажить. То есть мы были лишь спасительными шлюпками друг для друга, где можно было бы прийти в себя после бури, зализать раны и попробовать выжить. Нам было легко вдвоем. Мы друг друга еще и не узнали толком, когда уже осознали, что между нами неподдельное чувство, которое не имеет конкретного названия... это не влюбленность и не любовь, это просто состояние, когда вам друг с другом хорошо и никто больше не нужен. У нас было то самое чувство, когда от его/ее ладоней на ваших щеках, у вас сами по себе закрываются глаза, и вы просто наслаждаетесь умиротворением. Можно было даже физически в такой момент почувствовать подзарядку. Серьезно.
__________________________________________________________________________
06.06.2010
- И как ты только не боишься, может я маньяк!
- Это как ты не боишься, вдруг я маньячка?
- Нет, серьезно. Я до сих пор поражаюсь, как на второй день знакомства ты поехала ко мне?! Вот и не страшно тебе было? О чем ты думала?
- Тебе правда интересно, почему я поехала?
- Да
- Открою тебе тайну... просто я на голову не здоровая
- Глупая голова. Глупая-глупая голова
- Я тебя обожаю... - прошептала я
Он замер на секунду, затем прижался носом к моей щеке и произнес:
- А я влюблен в тебя по самые уши
У меня чуть сердце не разорвалось.
__________________________________________________________________________

Это был первый в моей жизни человек, которому я могла рассказать все. Действительно все, что угодно о себе. И его это не отпугивало, не смущало, и вызывало интерес. Это был один из немногих в моей жизни человек, с которым мне было легко и комфортно практически в любой ситуации. Это был, еще из более меньшего числа, человек, с которым мне не хотелось ссориться. На которого мне не хотелось обижаться, с которым я не хотела портить отношения. Он был мне нужен.

После знакомства, мы с Адамом пробыли вместе всего пару месяцев. Это было не совсем отношениями, скорее взаимовыручкой по заживлению сердечных ран. А моя рана все еще кровоточила.

Было тепло. Я поехала к Адаму. Я была в облегающих черных бриджах, подчеркивающих мою задницу, в черной майке с огромным вырезом, в черных босоножках с черными бантами и в красном нижнем белье. Края красного лифчика виднелись из-под черной майки. На руке был красный с золотом браслет, в ушах - красные с золотом серьги, на плече - красная с золотом сумка.
Я подходила к входу в метро и увидела Красного, стоящего спиной ко мне. Он кого-то ждал, я не знала кого. Какая-то часть меня хотела броситься ему на спину, обнять за шею, уткнуться носом в его плечи и вдыхать, вдыхать, вдыхать. Другая часть подумывала рухнуть в обморок прямо там, на заплеванном асфальте. Что бы он меня заметил, я пошла в магазин напротив, когда вышла - его и след простыл. Хочется верить, что он меня тогда видел.
Позже, в тот же день, я переспала с Адамом, и тот впервые сказал мне заветную фразу "Я тебя люблю". Было тепло. И я была довольна. Довольна собой.
__________________________________________________________________________
01.07.2010
- Я люблю тебя - сказал он мне сегодня. Впервые. Лежа сверху. Глядя в глаза.
- Нет. Это всего лишь всплеск эндорфинов и мой красный лифчик. Пройдет.
- Серьезно? И как скоро?
- Не знаю...
- В любом случае, знаешь, я без тебя уже не могу...
__________________________________________________________________________
Он врал. Он смог. Наши с ним встречи оборвались спустя пару месяцев после знакомства. Очень так просто оборвались, мгновенно, безболезненно. И я снова вернулась к Красному.
Tags: ,
 
 
Поздняя Весна
26 May 2017 @ 11:50 am
Мы задаем вопросы: "сколько длились твои самые долгие отношения?" или "жил ли ты с кем-то" или "сколько колец у тебя в коллекции отвергнутых сердец". Но правильные ли это вопросы? Мне кажется, нет. Мне кажется, они не показывают ничего. Это все равно, что спрашивать про вкус волны на море, или ее цвет... разве таким образом можно узнать о глубине?
Правильный вопрос это: "любил ли ты когда-нибудь?". И какая разница, какой размер груди был у предыдущих пассий, или какой толщины были кошельки предыдущих ухажеров, с кем, где, в каких позах, как долго жили. Какое все это имеет значение, если в этом не было любви? Мама однажды сказала фразу, что надолго засела у меня в голове:
- На самом деле, давай будем честны, ты никого из них не любила.
- Я любила Красного.

Каждый раз, когда я произношу, пусть даже про себя, это имя, мое сердце становится тяжелее. Существует мнение, что многодетная мать больше всех любит того ребенка, что заставил ее страдать. Можно сказать, что мы больше всего любили тех, кто причинил нам еле переживаемую боль. Тех, кто нас, собственно, уничтожил. Так можно сказать. И так даже говорят! Говорят, что все мы мазохисты, любим тех, кто нам делает больнее... иногда это так, такие отношения и люди, безусловно, существуют, но в большинстве своем, как мне кажется, мы не любим тех, кто делает нам больнее всего. Наоборот. Нам больнее всего именно потому, что мы их любим. Понимаете меня?

Красный – это кульминация всей истории, это тот самый фейерверк чувств, который должен, казалось бы, радовать, заставлять верить в чудеса и возносить до небес, но на деле просто спалил все к чертям и еще долгие годы оставался для меня поводом напиться.
Мы были вместе около трех лет. Это были мои вторые серьезные отношения после Грешника. Я нашла его на просторах интернета, и такое бывает. Завязалось у нас все как-то очень быстро. И какое-то время мы с ним были вполне себе счастливы.
Меня всегда привлекали курящие мужчины. Мой отец курил столько, сколько я себя помню, и по логике дедушки Фрейда, моя любовь к курящим мужчинам психологически обоснована. Красный курил. И делал это красиво. Он вообще много что делал красиво, но в особенности курил и улыбался. Он привлекал меня тем, что ему было плевать на мнение окружающих. Мнение большинства было для него не мнение. У Красного была своя точка зрения по любому вопросу, и самое главное, он всегда мог ее грамотно пояснить. Его мнение всегда подкреплялось статьями или исследованиями, он ничего не брал с потолка. И за это я его очень уважала.

Я часто спрашиваю себя, за что я его любила? И не получаю ответа. Все складывалось из мелочей. Например, как однажды я открываю холодильник, а там все полки заставлены моим любимым десертом. Или как мы прощались с ним у турникетов в метро, я поцеловала его на прощание, а он приложил свою карточку, что бы я прошла. Ничтожные мелочи, но очень какие-то важные. Отражающие заботу. Для женщин ерунда почему-то бывает куда важнее глобальных поступков.

Мне нравились его русые, отдающие рыжиной волосы. И рыжая щетина, которую он старался сбривать в первое время, пока не понял, что бороться с ней бесполезно. Я любила гладить его щетину, проводить по ней языком и целовать его. Он курил Captain Black Cherise и от этих сигарет его губы приобретали сладковатый привкус, что просто сводило меня с ума.

Он любил вещи, и в особенности технику: компьютеры, телефоны, машины, дорогие ежедневники и все-все-все, кроме людей. Людей Красный не любил. Как и животных. Мы как-то сидели в машине, пили кофе, и он сказал:
- Почему на моих глазах не может случиться какой-нибудь аварии? Это сделало бы момент идеальным.

Да, Красный был злодеем. Не шуточным злодеем. Но мне это нравилось. Я таяла, когда злодей называл меня своей малышкой. Еще мне нравился его взгляд, когда он переводил свой взор с окружающего мира на меня. Такой трогательный взгляд, полный нежности. Я думала, этот взгляд посвящен только мне. Через несколько лет я увидела фотографию, где он смотрел в бездушный объектив фотоаппарата точно так же. Если бы я писала книгу о серийном убийце, главная роль досталась бы Красному. Он был как Декстер Морган. Двуличный психопат.

Забавно, но никто кроме Грешника никогда не спрашивал меня, почему я так называю этого человека. Это придумала не я. Красный сам стал называть себя Красным, после нашего очередного разрыва (а сходились и расставались мы не раз). Дело в том, что его всегда было два. Два человека в одном. Один из них меня любил, другой - нет. Я всегда ему об этом говорила... И после нашего расставания, в Живом Журнале этого персонажа стали появляться диалоги с Красным. И с тех пор я стала называть его только так. Возможно, это был способ не подпускать его к себе опять так близко. Как в "Унесенных призраками", новая жизнь начинается с новым именем, забудешь настоящее имя - забудешь всю предыдущую жизнь.

Красный меня очень многому научил. Беда была в том, что тогда я была еще не готова впитывать его мудрость. Я до него тогда не доросла, пожалуй, в каком-то смысле. А он тогда не дорос до серьезных отношений (хотя, как мне кажется, он и сейчас до них не очень-то дорос). Он бросил меня. И сделал это крайне жестоко.

Наши с ним отношения закончились на начальной стадии, не сумев перескочить на следующий уровень, когда я стала вести разговоры о совместном сожительстве. Красный не был готов к такому. Он решил, что я ему не нужна. Что он уйдет. Что найдет кого-то лучше. Это основная проблема первых серьезных отношений. Если человек, парень то, или девушка, не успел "нагуляться", то такие мысли волей-неволей будут посещать его сознание.
Вообще, наши с ним отношения были односторонними. Знаете, как говорят, мол один любит, а второй позволяет любить. Я любила. И даже больше. Я не просто любила его. Я не просто была с ним. Это было похоже на отношение льда и виски. Вот, если брать их по отдельности... есть виски. Он налит в бокал, прозрачен, янтарен, крепок, полноценен. И есть кубик льда. Он ровный, весомый, ощутимый, холодный, твердый. Но что происходит, когда они вместе? Когда лед попадает в объятия виски, он тает. А со временем полностью растворяется в нем. Без остатка.

Когда я была с Ним, я жила для него. Его проблемами, его друзьями, его семьей, его праздниками, его увлечениями, его мыслями. Я одевалась так, как понравится ему. Говорила то, что ему будет интересно, или приятно, я жертвовала собой в каких-то жизненных моментах, чтобы Ему было лучше. Я была готова спать под его дверью, ползти к нему, целовать руку, которой он отталкивал меня. Потому что я не могла без него. Потому что меня, как целостной личности, уже не существовало, ведь я растворилась в нем, как лед в виски. Без остатка.

Изначально я не хотела описывать всю ту жестокость и хладнокровность, с которой он выкинул меня из своей жизни. Но потом я поняла, что без этого его образ, описанный в этой книге, будет не полным. Когда люди читают его письма ко мне, его мысли и действия, которые были уже после нашего последнего расставания, они недоумевают, как я могла не вернуться к нему? Ну, забегая вперед, я скажу, что возвращалась. И не раз. И не два. Но самое главное, все забывают, а кто-то и не знает всей сущности Красного. Всей его внутренней тьмы.

Я не помню, что бы что-то предвещало беду. Даже сейчас, анализируя все пережитое, я не нахожу ни одного намека, который мог бы предупредить меня о катастрофе. Была весна. Вскоре должен был состояться мой день рождения. Таял снег. Я уехала от него домой, поцеловав, как обычно. Слушала плеер в маршрутке. Это было сообщение. Даже не звонок, не то, что разговор глаза в глаза. Я прочла, что ему нужно время подумать. Что он запутался. Что он не уверен, любит ли еще меня. Ну и коронное: «Не звони мне и не пиши. Я сам свяжусь с тобой, когда что-то решу». Тогда внутри меня что-то сломалось. И, как мне кажется даже сейчас, сломалось раз и навсегда.

Я не разговаривала. Не ела. Не спала. Я думала о нем 61 секунду в минуту, мама поила меня успокоительными, он молчал. Самое жуткое – это ожидание. Особенно когда не знаешь, сколько тебе придется ждать. Затем я обновила гардероб, перекрасила волосы и стала через силу улыбаться. Я полюбила жизнь, как человек, который узнал, что он скоро умрет. И так же, как он, надеялась, что случиться какое-то чудо и все наладится, хотя и понимала, что Его молчание означает, что Он может сказать мне лишь то, что я не хочу услышать.

Я не помню, спустя сколько времени встретилась с ним. Мы сидели в кафе и болтали, как ни в чем не бывало. У меня потели ладони. Он был снова со мной, мне больше ничего не было нужно. Я наслаждалась каждым мгновением, каждым его взглядом в мою сторону. После мы пошли на какой-то фильм, я не помню, что это был за фильм, мне было совсем не до него, я просто обнимала любимую руку, как самое ценное сокровище, которое только может быть на земле. Я так не хотела расставаться с ним, так хотела продлить тот день до бесконечности, но уехать все же пришлось. И дома я снова получила сообщение «Прости, ничего не получится, я пытался, но я не могу…».
Я обрывала телефон до одурения. Я не могла понять, как такое может быть, ведь он только что говорил со мной, обнимал меня и любил! Мне удалось до него дозвониться. И он пообещал, что приедет на следующий день, и мы все обсудим глаза в глаза. Надо ли говорить, что он не приехал?

Мой несчастный разум окончательно сдвинулся, когда я выбежала из дома в легкой курточке и помчалась к его дому, почему-то уверенная, что найду его. Конечно же, Красный был не дома. Несколько часов я просидела под его окнами, рыдала в трубку и умоляла его приехать, пока у меня не сел телефон. В конце концов, пришлось плестись домой. Тогда я обнаружила, что даже не взяла с собой ни сумку, ни кошелек, и денег на обратную дорогу у меня нет. Зайцем доехала до дома, поднялась в квартиру и сползла по стене. Я продрогла насквозь, мое лицо опухло от слез, которые уже даже не текли. Такое действительно бывает, что заканчиваются слезы. Мои губы были сухими, горячими и солеными. Ноги не слушались. Моя вселенная остановилась и умерла. Погасли звезды, затих ветер, упали птицы, потухло солнце. Ни осталось ничего, только пепел и дым.
Меня подбадривал только мой пес, который терся своим мокрым носом и залезал под локоть. Я поняла, что выбежала из дома, даже не погуляв с ним. Одевшись потеплее, я спустилась обратно в холод, с собакой и увидела Его. Красный подлетел к моей парадной, вспорхнул по ступеням и, заключив меня в крепкие объятия, прошептал: «Я здесь, моя малышка, теперь все будет хорошо». Не помню, как я оказалась в квартире. Помню только, как у меня подкашивались ноги. Я оперлась на стену спиной, а Красный стоял передо мной на коленях и целовал мои руки, неустанно повторяя «прости меня, моя малышка, прости».

Я долго не могла прийти в себя. И, конечно, тех дней, что мы вновь были вместе, мне было недостаточно для того, чтобы опять начать есть, разговаривать или понять, что в этих отношениях меня ждет только погибель.

Погибель настигла меня в солнечный весенний день, во дворе-колодце исторического Петербурга, на ржавых старых скрипучих качелях. Когда Красный, наконец-то, глаза в глаза, говорил мне, что у нас ничего не получится. Как уже говорилось, его всегда было два. Два человека в одном. Один из них меня любил, другой - нет. Тот, который любил меня, кого я когда-то звала по имени, в тот момент умирал вместе со мной. В его крови, светясь своим равнодушием, торжествуя возвышался Красный.

Я не верила в то, что это правда, пока информация поступала ко мне посредством сообщений. Но мне пришлось поверить, что он действительно разлюбил меня, когда я протянула руку, чтобы дотронуться до него, а он сделал шаг назад. Он больше не хотел, чтобы я прикасалась к нему. Этот момент я даже сейчас вспоминаю с содроганием.
Собирать себя по каплям было не просто. Покидать его было мучительно. Боль разрыва была буквально физическая. Как отрывать друг от друга сиамских близнецов, сросшихся с рождения ногами/руками/губами. Остаться одной наедине с целым миром было жутко. Ведь я... я уже и не знала толком кто я. Что нравится именно Мне, что Я хочу. Но со временем справилась. И больше уже никогда ни в ком не растворялась.
 
 
Поздняя Весна
26 May 2017 @ 11:24 am
Кажется, что это было в прошлой жизни. Мои шестнадцать лет, моя лучшая подруга и шампанское вперемешку с джин-тоником. Времена, когда мы пели песни Короля и Шута во все горло, носили шипы на запястьях и выступали против общества, считая себя всесильными и всемогущими. Июль, десятое, 2004 год. Дача, лето и приключения на собственные задницы. Пляж, дождь, сломанный велосипед и протянутая кувшинка с вопросом "Как Вас зовут?". Романтика? Да, тогда это казалось пределом мечтаний. Так и появился в моей жизни тот, с кем я провела три долгих года своей юности и тот, кого в дальнейшем я буду называть Грешник.

Грешник навсегда останется для меня бритоголовым бугаем в гадах. Он никогда не отличался привлекательностью, но меня тянуло к нему. Он разделял мои мысли, мои вкусы и мой темперамент. Этого человека я никогда не смогу вычеркнуть из своей памяти. Отношения с ним были бурными, страстными, сумасшедшими, яркими и бешеными. Такими, какими и полагается быть отношениям в 16 лет. Мы находились все время в движении, все время вместе. Я писала ему стихи, растворялась в нем, ревновала и очень боялась потерять. Боялась на столько, что закрывала глаза на все то, что просто нельзя было оставлять без внимания. Отношения закончились сразу следом за терпением. Когда ложь вышла за все видимые и невидимые пределы. Закончилось со слезами и истериками... смешно и стыдно, но это было так.

Надо признаться, изначально я не планировала писать об этом персонаже. Во-первых, потому что вся эта история была слишком давно и вспомнить какие-то конкретные моменты или диалоги сейчас уже довольно трудно. Во-вторых, поучительного в той истории предельно мало. Это была моя первая юношеская любовь, в общем, как и полагается, она была комом. Куда более интересные отношения у нас начались как раз после разрыва, и это именно то, ради чего я пишу о нем.

Спустя время после нашего расставания, Грешник стал общаться с другими девушками, устраивать какие-то домашние вечеринки, и на одной из них он, поняв, что все тщетно и ничто не помогает ему перестать думать обо мне, шагнул из окна своей квартиры. Звучит красиво, не так ли? Отличное начало для книги – суицид на фоне безответной любви. Будь это романом, так оно бы и было. Но я описываю вам жизнь, а жизнь не всегда столь поэтична. А данная ситуация на самом деле даже слегка комична, ведь Грешник жил на третьем этаже. О каком суициде речь? Упал, встал, отряхнулся, пошел домой. Была хорошая фраза, мол, мужчина, когда притворяется, что влюблён, старается быть весёлым и галантным, но, если он влюблён по-настоящему, он похож на овцу. Грешник был той еще овцой….

Я ненавидела его после разрыва. Затем, поутихнув, стала относиться к нему просто презрительно, и со временем, как ни странно, мы снова были друзьями. В тот самый период времени мы как-то сидели в квартире многоэтажки, пили виски и ели мороженое с грецкими орехами. И мне было уже все равно, что когда-то там было, он больше не был моей главной жизненной трагедией, его место успешно заменил в этой роли Красный. Мы просто пили и общались. Тут надо заметить, что наше с ним общение всегда было довольно странным. Люди со стороны могли бы подумать, что мы заклятые враги, которые схлестнулись в словесной перепалке. Мы могли зло шутить друг над другом, обзывать некультурными словами, подкалывать и даже немного унижать. И при этом при всем, то там, то здесь проскальзывали такие фразы, после которых только молчать. Молчать и печально улыбаться.
__________________________________________________________________________
- У меня было восемнадцать девушек после тебя.
- Какая разница, сколько их было, если у тебя ни от одной не подкашиваются колени?
- От одной подкашиваются. Но ты не моя.
__________________________________________________________________________
Мне кажется, что мы с ним никогда не расстанемся. Не в плане каких-то отношений, не подумайте, просто этот человек никогда окончательно не уйдет из моей жизни. Он всегда был в ней неким закулисным зрителем. Волей-неволей наши с ним пути пересекаются даже сейчас, хотя я уже давно замужем, а у него жена и двое детей.
__________________________________________________________________________
12.07.2010
Прошло шесть лет с момента нашего знакомства. Три года с окончания отношений. Пара месяцев с последней случайной встречи. Вчера курьер принес мне букет лилий. От него. Я знала, что это от него. Увы, только он - тот мужчина в моей жизни, который способен устраивать подобные сюрпризы. И это после всех фраз о том, как я его ненавижу. Нас часто ждут именно там, куда мы возвращаться не хотим... Я никогда к нему не вернусь. Уверена он знает это. Но это не мешает ему дарить мне цветы в день годовщины нашего знакомства, что, признать, достойно уважения.
__________________________________________________________________________
Пересечение наших путей очень забавно, удивительно и я бы даже сказала, на грани мистики. Однажды я поймала себя на мысли, что хочу его увидеть. Хочу увидеть именно его. Мне надо было побыть с ним, поговорить, помолчать, почувствовать... Интересный феномен, тем же вечером он приехал. Хотя я, конечно, не звала, не звонила, не писала, никак не давала знать о себе... интересный феномен... как обычно... Он приехал еще как-то раз, сказал, что снюсь ему три ночи подряд и все бы вроде привычно, но в эти ночи конкретно я просила у него помощи. И вот он приехал. А я ведь зареклась в том году не отвечать, не думать, не снится. Глупо.
__________________________________________________________________________
- Я ждала тебя вчера.
- Ты знала, что я приеду?
- Да. Чувствовала Думала ты приехал - вчера стояла тут вишневая машина...
- Откуда ты знала, что у меня теперь вишневая?
- А я и не знала…
__________________________________________________________________________
Я пересекалась с Грешником, даже будучи замужем. Как-то раз, через приложение в мобильном телефоне, вызвала такси с работы. И мне пришло милое сообщение «К Вам едет» с его ФИО. Когда я села в машину, он даже не удивился, сказал, что так и знал. Чувствовал, что это буду я. Ни с кем из своих мужчин после расставания я никогда вот так случайно не встречалась. А с кем-то и вовсе после не встречалась, хотя мы и живем в одном городе. Отсюда и мысли мои, что мы с Грешником никогда окончательно не исчезнем из жизней друг друга. И я решила не бороться с этим, а принять как факт. Он и сейчас у меня в друзьях в социальных сетях, и я даже знакома с его женой. Не уверена, правда, что она знает кто я. В смысле, кто я для него.

Пару-тройку лет назад у меня была одна горемычная фотосъемка. Я должна была фотографировать девушку лютой зимой в корсете с юбкой. Что бы было не так холодно, она купила бутылку коньяка. Я старалась сосредоточиться на процессе, и мало уделяла внимания модели. Пока я пару раз меняла объективы и шнуровала ей корсет, то даже не заметила, что девочка выпила всю бутылку. К середине съемки она была пьяна. А под конец она была пьяна совсем. Такого в моей жизни еще не было - я с рюкзаком техники, где-то в пригороде, в парке, рядом с церковью, сижу в склепе и переодеваю девочку, которая на ногах в буквальном смысле не стоит. В дополнение ко всему, она рухнула и ударилась головой.
Я не представляла, что мне делать. Я судорожно листала записную книжку и потом вспомнила о знакомом, что работает в такси. Я ему позвонила. Все бы ничего, только... это Грешник.
- Привет, ты не могла бы перезвонить мне через пять минут, я немного занят
- Привет, я в лесу с незнакомой девушкой, которая в усмерть пьяная валяется на снегу и у нее из головы идет кровь, так может твои дела подождут?
- Я тебя слушаю
Оказалось, что он не работал в тот день, но все же был с машиной, поэтому, мне пришлось просить его о помощи. Мне действительно больше некого было просить. Я пролистала всю записную книжку и поняла, что нет знакомых не то что с машиной, но и тех, кому я могу позвонить в такой вот чрезвычайной ситуации.
Он приехал через полчаса. Оперативно нашел нас в парке, оперативно припарковался, взял на руки модель, донес до машины.
- Спасибо что приехал, правда, я не представляю, что бы делала, если бы только ты не смог...
- Как-то раз ты упрекнула меня в том, что я не держу свое слово. А потом я дал тебе слово, что, если тебе когда-нибудь понадобится помощь, я сделаю все что бы помочь. Так что я просто держу слово.
- Ой, не ври. Ты здесь, потому что ты хочешь быть здесь.
- Ну и заразка же ты...
Мы долго ехали и долго болтали обо всем подряд. Хотя, я уверена, если бы модель была в сознании, она бы удивилась, как мы вообще можем хорошо друг к другу относиться, ведь это был сарказм на сарказме, а не разговор. Как уже говорилось, общаемся мы забавно.
- Соскучилась по мне?
- Нет
- Ну ладно, не по мне, но по таким разговорам?
- Ну, может быть
- Я да, очень
- У меня веселые времена, ничего не скажешь. Вчера до ночи болтала с Красным, сегодня вот еду в машине с тобой.
- С Красным?
Грешник знал всех мужчин моей жизни. И знал каждого по имени. Но он не знал, что я уже давно этих имен не произношу. Пришлось объяснять, кто есть кто…
- А почему он Красный?
- Потому что он Красный. Просто прими это как факт.
- А почему ты его так называешь?
- У всех есть имена, которых не произносят. Я же вообще не привыкла звать по имени своих бывших.
- Мне ли не знать
- Ну да
- Ну и как поболтали?
- Ну, поначалу он был мерзким хамом, а под конец разговора чуть было не разрыдался
- Эх, Юля-Юля. И как это из-за тебя еще никто с собой не покончил?
- Ты был близок... почему выбрал третий этаж, а не десятый?
- Подколола. Знаешь, после тебя, я больше ни по одной девушке не плакал...
- Обращайся
Обратно мы ехали молча, под музыку.
- Я сейчас скажу, наверное, глупость, но... знаешь, вот ты просто сидишь рядом, а мне сразу очень спокойно и хорошо
- Я из разряда людей-пылесосов. Они созданы, что бы другим было легче дышать
Он достал очередную сигарету...
- Ты так и не бросил курить? Или "бросил, но нам удалось остаться друзьями?"
- И откуда только у тебя в голове столько шикарных цитат? Блин, теперь мама мне весь мозг проест. Я же только на днях ей сказал, что влюбился, а она спросила мол "Да неужели ты отошел от Юли?" я ответил, что давно остыл по отношению к тебе.
- Сколько лет мы знакомы?
- Восемь.
- Не может быть! Ну так и что?
- А то, что один твой звонок и я лечу к тебе на помощь. Вот что. Остыл, блин.
- Скажи, почему меня всегда так не любили родители моих мужчин?
- Мама тебя любит...
- Твои не в счет
- Ну не знаю, может потому, что ты заставляешь их детей страдать?
- Я заставляю их страдать?!
- Ну, они конечно с тобой безмерно счастливы, но потом наступает период ссор, и они уже начинают страдать по тебе

Он довез меня до самой парадной. Я еще раз его поблагодарила и ушла, не обернувшись. А потом мне пришло сообщение "Еле сдержался, чтобы тебя не поцеловать". Оставалось только молчать и печально улыбаться.
 
 
Поздняя Весна
Знаете, я как-то пришла к выводу, что природа над нами здорово посмеялась, сделав нас совершенно разными не только телами, но и мозгами.

Вот, скажем, о чём думает среднестатистическая девочка, годов так до двадцати пяти?
Это просто. Среднестатистическая девочка не хочет быть одна. Она хочет иметь любимого мужчину, в идеале - сходить с этим мужчиной в загс, родить ему детишку, а лучше две, и жить долго счастливой и дружной семьёй.

О чём думает среднестатистический мальчишка, годов так до двадцати пяти?
Хоть тут и так понятно, но даю подсказку. Не зря ведь фразу «ещё не нагулялся» применяют гораздо чаще именно к мужчинам.
Мальчишки - это ветер. Нет, им, наверное, тоже хочется иметь девчонку, но лучше – несколько, а уж о том, чтобы сходить в загс, да завести детишку, так и вовсе, большей частью, речи не идёт.

Но проходит лет пять. Или семь. Или десять. И всё меняется. К мальчишкам вдруг приходит понимание того, что девчонки, чередующиеся с калейдоскопической частотой, это, конечно, забавно, но… требует слишком уж больших затрат - и даже не столько материальных, сколько моральных. Потому что пока ещё охмуришь, пока пройдёшь весь этот допостельный ритуал полубрачных танцев… а в итоге - да в итоге всё почти одно и то же.

И ведь это же ещё надо встать и кого-то искать. Чего ради? Ради секса? Смешно. Очень смешно. Это всё с возрастом становится и сложно и лениво. Тут-то и приходит осознание того, что эта самая свобода, которую мальчишки так боятся потерять в молодости, на поверку - та ещё шлюха.

За тридцать и свободен – иди куда хочешь. А идти, в общем-то, особо и некуда. Что, в самом деле, встать и пойти в кабак, и там сидеть, дуть пиво, или что там ещё, и высматривать? Или на сайт знакомств? А потом уговаривай её, выводи гулять - а оно надо, оно будет того стоить?

За тридцать и свободен - делай, что хочешь. А делать-то, оказывается, особо нечего. Особенно по вечерам. И сидишь, чешешь пузо, пялишься в телевизор и вспоминаешь, кто ещё там в записной книжке - и либо заняты уже, либо всё это было и было, и больше не хочется.
И доходит вдруг до вчерашних мальчишек, что постельные игры каждый раз со свежей птичкой - это, конечно, неплохо, но… надоело, да и птичку эту тоже надо где-то взять.

А ты уже, слегка побитый жизнью, просто хочешь больше спать и у тебя, пока ещё редко, но уже побаливает где-то в районе спины.
И даже не это главное - уже хочется, чтобы кто-то просто сварил тебе тот самый борщ, вкусный, полил его сметанкой, и смотрел, улыбаясь, как ты, голодный, пришедший с мороза в тёплую квартиру, сидишь и уплетаешь его за обе щеки. И к чёрту надоевшие пельмени, давно окаменевшие в морозилке.
А потом чтобы кто-то принёс тебе чай.

И чтобы потом за тобой убрали чашку и тарелку, и не пришлось бы их мыть. И дело даже не в тарелках и не в борще, а в том, что хочется прийти в квартиру, в которой кто-то ждёт. В квартиру, где твои рубашки появляются чистыми и глаженными сами, где твоя постель уже убрана кем-то, и нет на подоконнике сантиметрового слоя пыли.
В квартиру, где просто тепло и уютно.

И приходит вдруг понимание того, что тот самый секс, за которым ты гнался, теперь регулярнее не у тебя, а у твоего женатого приятеля. Потому что тебе его, этот секс, еще надо найти, а у приятеля - да вот он, всегда под боком. И пусть его жена не так уж идеальна, и совсем не модель, и у неё появились бока и животик, но она просто рядом.

И выясняется вдруг, что жениться-то особо не на ком.
Молоденькие птички всё больше смотрят в сторону таких же молодых кавалеров (которые потом, «не нагулявшись», оставят их с детьми), да и на кой чёрт ты, старый тридцатипятилетний хрен, с первыми сединками в волосах, сдался молодой девчонке?

Ну был бы ты хоть безмерно богат, имел бы хоть джип и большое бабло…
Так нет же, ты - ну признайся! - совершенно среднестатистический, ходишь на работу с девяти и до шести с понедельника по пятницу, и зарплата твоя такая же, среднестатистическая. И ты понимаешь: если заводить семью, то, чтобы вам прожить нормально, твоя женщина тоже должна работать, а сам ты всё если и потянешь, то с большим трудом.

Нет, молодые петушки, на которых смотрят молодые курочки, так же бедны, как и ты, но у них, у петушков этих, есть главный и неоспоримый плюс: они молоды. А ты уже не очень.

И ты начинаешь присматриваться к тем дамам, что уже постарше. Они тоже хороши и отстоялись, как вино, и явно знают, как варить тот самый борщ, и…

И вот тут-то поджидает главная засада. Они, женщины постарше, уже слишком «прошаренные», чтобы просто быть с тобой. Просто потому, что ты - это ты.

Они уже нажрались этой жизни, они уже поразводились по первому разу и тянут своих детей, и главное - они слишком хорошо понимают уже, что семья - это не только лёгкость бытия, но и рубашки, и носки, и пыль на подоконнике; и что мужчина рядом - это ещё одна забота.
А забот, кроме мужчины, у женщины хватает и так. Особенно если дети.
И они уже не смотрят на то, какой ты красивый и балагур, они смотрят, что ты можешь дать взамен, за заботу о себе и за тот самый борщ.

А ты ведь нихрена, если подумать, не можешь дать.

Зарплату? Не смеши. Ты - среднестатистический, она - тоже, а потому зарабатывает не меньше тебя (а иногда и больше), а потому от этого союза выиграешь только ты: себя она и без тебя обеспечит, только теперь у неё прибавится домашних забот, потому что исторически так вышло: работа по дому - она всегда женская.
И то, что она раньше могла отложить на потом, или не делать вовсе, теперь придется делать, потому что есть же ты со своими борщами и рубашками, которые нужно гладить для тебя.

Секс? Забавно. Только она сексуально расцвела, и ей надо и надо, а ты - угасаешь потихоньку, и теперь тебе ленивый раз в неделю - вполне достаточно для того, чтобы чувствовать себя безмятежно.
Но недостаточно для того, чтобы всё оставшееся время ухаживать за тобой.

Ты, что называется, «с руками»? А сколько в той квартире нужно рук? Поди, не дом в селе. Да и правда ли, что «руки золотые»? Или тебя надо просить по десять раз, пока ты забьёшь тот самый, пресловутый гвоздь? Ну признайся же.

Мужчину в доме, который оградит её от жизненных проблем? Ой-ли!
Она получит, вероятнее всего, ленивца с пузиком и в стареньких штанах.

Вот и выходит на круг, если подумать хорошо, что ты, женившись, получишь борщи, рубашки и заботу о себе, а она… лишнюю работу в доме и, по большому счёту, ещё одного ребёнка. Только взрослого.
И она это прекрасно понимает. И потому присматривается к тебе гораздо больше, чем ты к ней.
«Мы выбираем, нас выбирают, как это часто не совпадает…» (с)

Так вот - я поняла, что мужчине в возрасте «за тридцать» семья гораздо более необходима, чем женщине в таком же возрасте.

Да, человек - существо парное, это безусловно. И все мы хоть где-то, в душе, но боимся быть одинокими. И женщины тоже боятся. Но часто трезвый взгляд на потенциального «мужчину рядом» и то, что он в жизнь женщины привнесёт, перевешивает этот страх. И кроме того, у женщины, чаще всего, в этом возрасте есть дети. И они - с ней. А у мужчины - что?

И именно мужчинам в возрасте «за» семья нужна, как ничто иное.
И именно мужчины, от одиночества, чаще всего начинают спиваться. И опускаться.
Нет, речь вовсе не идет о маргинальности, просто всё становится каким-то не особо нужным, да и просто не имеет особого смысла. Добиваться чего-то - зачем? Ради кого или чего?
Да и особо ухаживать за собой уже становится как-то ни к чему.
Поставьте рядом десять среднестатистических женщин без мужей, в возрасте около сорока, и десять таких же среднестатистических мужчин без жён - и всё поймёте сами.

Просто так было и так всегда будет: мужчину делает женщина.
И не просто делает - именно женщины в итоге ухаживают за мужчинами и именно они, женщины, чаще всего, держат мужчин «на плаву».

А потому, мужики, прямо сейчас, оторвите попы от диванов и идите поцелуйте жён. Ну, те мужики, у которых они, жёны, есть.
А остальным - ну что ж, остальные, дай бог, чтоб нашли.
Екатерина Безымянная
 
 
 
Поздняя Весна
24 May 2017 @ 08:43 am
7pVIvH3rvy4 YmDRppamYZA
 
 
Поздняя Весна
Кошка заходит в кафе, заказывает кофе и пирожное. Официант стоит с открытым ртом. Кошка:
— Что?
— Эээ... вы кошка!
— Да.
— Вы разговариваете!
— Какая новость. Вы принесете мой заказ или нет?
— Ооо, простите, пожалуйста, конечно, принесу. Я просто никогда раньше не видел...
— А я тут раньше и не бывала. Я ищу работу, была на собеседовании, решила вот выпить кофе.
Официант возвращается с заказом, видит кошку, строчащую что-то на клавиатуре ноутбука.
— Ваш кофе. Эээ... я тут подумал... Вы ведь ищете работу, да? Просто мой дядя — директор цирка, и он с удовольствием взял бы вас на отличную зарплату!
— Цирк? — говорит кошка. — Это где арена, купол, оркестр?
— Да!
— Клоуны, акробаты, слоны?
— Да!
— Сахарная вата, попкорн, леденцы на палочке?
— Да-да-да!
— Звучит заманчиво! А на хрена им программист?
 
 
Поздняя Весна
Знаете, после наших тридцати романтичным и сексуальным в мужчинах становится другое. Другое, чем в 18, в смысле. Там одна роза и шампанское складывали семьи. Да что уж, даже в 20 «у тебя красивые глаза» и «я ждал тебя всю жизнь» чудесно функционировали.

Сейчас не удивляет и курьер с лилиями. Нет, волшебно, конечно, но… Огромный пучок зелени с рынка скорее заставит улыбнуться.

Раньше было проще. Вот скажет он, брутально нахмурив одну бровь, «я устал быть идеальным для всех, хочу быть идеальным лишь для тебя, детка», и ты в свои 18 растаяла, он же великолепный! «Хочу быть его декабристкой…» А сейчас фыркнешь и плюнешь, потому что он идиот на понтах корявых.

Раньше я бы разрыдалась от восторга, если бы кто-то приехал ко мне под окно на крыше автомобиля, еще и с цветами, почти как Ричард Гир к Джулии Робертс.

А вот когда и вправду приехал (не Гир, но почти Бен Аффлек), циничная ведьма во мне смотрела из окна, позевывая, и бухтела о помятой крыше, страховке, и том, что рухнет ведь сейчас эта поддатая скотина, а там машина навстречу, и в итоге… «слезай оттуда, идиот, иди оладьи есть!»

Раньше нравилось, когда не замечает. Прям азарт включался, Печорин вспоминался. А теперь не замечаешь того, кто не замечает. И того, у кого все сложно, и того, кто пропадает, не позвонив, и того, кто «не может разобраться в себе». Нафиг надо ребусы разгадывать. Несчастных и ищущих себя просьба не беспокоиться.

Раньше хотелось, чтобы восхищался, как ты можешь все сама, не хуже мужчин. А теперь нужен такой, кто сам — мужчина, решит, привезет, замок починит, банку откроет и руку поцелует. Раньше духи и плюшевые мишки вызывали писк. Теперь… Не, ну духи по-прежнему вызывают писк, чего уж. Но крутая сковородка или мультиварка — круче мишек, однозначно.

Раньше хотелось, чтобы сводил в модное место, а теперь ужасно привлекает предложение «давай сходим вкусно поедим». И сексуально, когда готовит ужин, простой. Пусть даже макароны по-флотски, потому что я их люблю.

Раньше нравились модные, а теперь модные настораживают. Особенно если в джинсах-колготках и с чубом. Дерзкие. Брр... Понятнее и ближе те, что в чистом и хлопковом. Мягкое хочется обнимать. Хлопковое проще гладить.

Вместо былых привлекательных подонков, сердце трогают нежные отцы, вместо оригиналов и бруталов — те, с кем весело и просто. Вместо идеально бритых — бородатые и с татухами. Вместо искрометных — ироничные. Старательно-искрометные они вообще стали очень утомлять. А вот злобно поржать — бесценно. И еще живущие с мамой больше не кажутся милыми.

Раньше те, кто говорит «секс — это не главное», считались вежливыми принцами, а теперь вызывают серье-е-езные подозрения…

Необъяснимо, но раньше восхищали рассказы про то, как он нажрался, угнал мотоцикл, разбил машину под камазом, да и голову там же, потому что не боится скоростей и ваще лихой, и шрамы, детка, это у смелых, и обогнать феррари — дело чести… Теперь тошнит от таких козлов, и хочется непьющих спортсменов, соблюдающих ПДД (без ЗППП и ВП, но с ЖП, пардон, не удержалась).

Ужасно привлекает какое-то дело. Умение. Сидишь, пьешь кофе с кардиохирургом и слушаешь истории, как он делал операции на открытом сердце (не понтовался вообще, я сама спросила). И понимаешь, что это сильнее, чем шампанское, и крутая тачка, и не замечать…

Вообще, крутая тачка (не просто тачка, а «смотри, какая у меня крутая тачка»), крутой костюм (не просто костюм, а у-а-ау гуччи-фигуччи) и еще понты, и взгляд «я важнее абрамовича» — сразу как-то пугают больши-и-ими хлопотами — это ж просто в трениках не выйдешь, просто в кедах с ним рядом не встанешь, просто котлет не нажаришь. Да ну его…

Сексуально, когда весело и просто, сексуально, когда человек умный, сексуально, когда не обижается, а когда честный — это ну очень сексуально. Еще верность среди афродизиаков с возрастом взлетела к вершине. А вот всякие мелочи, типа «ходит по дому в носках и трусах» — они как-то перестали так в глаза бросаться. Пусть ходит, лишь бы не в стрингах (ой, сейчас чего только не бывает).

Одно не изменилось — все так же романтично и весело обниматься на лавочке в парке. Правда, со своим пледом надо приходить и дорогим портвейном. А потом вызвать нормальное такси, потому что ездить пьяным за рулем в нашем возрасте совершенно не сексуально.
 
 
Поздняя Весна
Маленькая глупая белая кошка знает, что такое любовь. Любовь — это лежать на неудобных скользких коленях неудобного скользкого, постоянно шевелящегося любимого существа, сползать с них каждые несколько минут, но не выпускать отросшие после стрижки когти, не цепляться, а шмякаться на пол, вздыхать, запрыгивать обратно на скользкие неудобные колени, сворачиваться клубком и снова сползать на пол, но не выпускать когти, не цепляться, падать, вздыхать и возвращаться — и так до бесконечности. Глупый большой неудобный и скользкий человек тоже знает, что такое любовь. Любовь — это сидеть в неудобной позе, задрав колени, едва касаясь пола кончиками пальцев ног, стараться поменьше шевелиться, чтобы маленькая глупая белая кошка падала и вздыхала как можно реже, и в этом удивительном мире, сотканном из глупости и любви, было чуть больше тишины и покоя.

Макс Фрай
 
 
Поздняя Весна
28 March 2017 @ 09:51 pm
Завтра ты станешь женой. Я узнал это от нашего общего знакомого,с которым мы пили кофе на заправке,помнишь? Надеюсь,что ты счастлива. Тебе всегда шёл белый цвет,а в роскошном платье ты,бесспорно,будешь самой неотразимой невестой в мире. Я пишу это письмо,чтобы ты никогда его не увидела. Если бы ты знала что я чувствую, Господи... Я помню тебя юной, когда мы только познакомились,я влюбился в твои глаза и в то,как ты заливисто смеялась,когда другие девчонки прикрывали рот рукой и наиграно говорили "хи-хи". Ты всегда была настоящей,ты не стеснялась плакать и кричать от радости, ты не была такой,как они. Всевышний наградил тебя потрясающей внешностью,само собой я знал какая звёздочка мне досталась. Я помню как ты выкинула свой телефон с балкона 10 этажа, как плеснула мне однажды шампанское в лицо и последнюю ссору,когда я сказал тебе те вещи из-за которых ты ушла. Ты была сумасшедшей идиоткой, но идиотом сейчас логичнее назвать меня. Я потерял тебя потому что не захотел пойти навстречу, потому что гордость въелась в меня,как чума, я сгорал от любопытства где ты и что ты, но не позволил себе ни слова в твой адрес, когда ты позвонила мне с просьбой приехать,я подумал, что это перебор - что сделано,то сделано, что дальше будет хуже и больнее, ведь мы никогда не изменимся и это вообще больные чувства,что все в прошлом.Какое же ты прошлое? Ну скажи мне? А вдруг ты совсем не хотела уходить в тот день и все,что тебе было нужно - моя рука за твой локоть и поцелуй в губы? Прости меня.
И будь счастлива. Ты замечательна я женщина. Некоторые мужчины молятся Богу, чтобы рядом была такая как ты. После тебя у меня никого не было,веришь? Ну те мимолётные связи не считаются. Я никого не полюбил. Осмелюсь сказать,что не полюблю. Ты забрала моё сердце и живёшь с ним даже не подозревая. Я навечно в твоём плену, в твоей клетке, это ад, любимая. Ад,когда я знаю, что ты смеёшься от его шуток, что ты кладёшь руку на его руку, когда он за рулём. Я бы пожелал ему смерти, но раз он делает тебя счастливой- я желаю ему прожить долгую-долгую жизнь,оберегая тебя.У меня есть ещё 3 часа до завтрашнего дня, глухая ночь. И по идее, я могу ворваться за эти три часа в твою квартиру, похитить тебя и навсегда оставить тебя со мной... Но что-то говорит мне, что слишком поздно. Я опоздал,милая. Ты простишь меня? Если сможешь простить меня,не сочти за нерешительность или мою глупость. Хотя,нет,сочти.
Джимми Паркер
 
 
 
Поздняя Весна
21 March 2017 @ 05:53 pm
qBWHOnEfdbo

dctxoHulrog
 
 
Поздняя Весна
У супермаркета есть такие металлические конструкции, над ними — табличка: собака. Имеется в виду — тут место для привязи. Ряд таких металлических штук для великов, а следом — штуки для собак. И вот я курю у входа. Смотрю на привязанную собаку. Дворняга. Классическая. Желто-серая. Отсылка к овчарке. Саблевидный хвост, уши стоячие, черный нос, рост в холке — 45-55, на 10 пониже основоположника. Снег идет, метет немного. Собака стоит в напряжении, смотрит на центральный вход неотрывно, время от времени перебирает лапами. И все ее нервы наружу — вся концентрация на чистом ожидании, весь страх одиночества, вся любовь. Она — воплощение ожидания. Выдернутый наизнанку зубной нерв. Ни мгновения отдыха. Она ждет. Она ждет, ждет, ждет. Она ждет тяжело, теряя энергию в астрономических единицах. Она ждет так, как ждет мать сына с войны. Она потеряла мир, потеряла себя. Ничего нет, кроме жгучего желания увидеть хозяина.

И вот идут мимо люди с пакетами. Смотрят на нее, на такую оголенную, ясную, о любви и страхе сообщающую, и думают, походя — о, вот же ж собаки, собачья преданность, ведь каждый день ее водят к магазину, каждый раз привязывают к штырю, каждый раз забирают, а она — собака — не может усвоить, что человек вернется, дура такая, одним сердцем дышит, сколько уж раз хозяин возвращался, а она все как наново — ушел, значит пропал, бедные божьи твари, сделали же их такими вот, от себя отрезанными, ну дрожи-дрожи, придет твой скоро, придет...

Тут я поняла. Собаки умнее людей. Кто бы там ни был — тот человек, в супермаркете — он ведь перед Богом прост и беззащитен. Оторвется тромб. Упадет человек на кафель, под полку с цветной капустой. Приедет скорая. Вынесут на носилках пакет с мясом человека. На собаку и не взглянут. Русского языка у собаки нет — она не крикнет: "Пустите меня к нему, дайте войти в машину, в какую больницу везете?!!" Она на веревке, прикована к штырю. Ключей от дома нет у нее. Денег — нет. Паспорта с пропиской — нет. Она все это знает. Поэтому так дрожит.

Когда я это поняла, решила постоять с собакой до тех пор, пока не выйдет человек. Человек, надо сказать, с нами обошелся жестко. Нас уже с собакой замело по самую мякотку. И, представьте, вышла старушка, за восемьдесят. В платке сером, в облезлой норковой шубке, в валенках. Собака разрыдалась. Бросилась целовать. Старушка начала веревку распутывать. И приговаривает:
— Ну-ну... как запутала... все, все... сейчас пойдем домой, фарша взяла, сейчас нажремся и спать ляжем, все, все...

Люди тоже есть такие - как собаки - как выдернутые на изнанку голые нервы.
Катя Пицык
 
 
Поздняя Весна
Знаешь, Мэри, в моей голове  звери.
Они бы тебя съели, если бы я разрешил.
Но я их гоню из прерий,  на ключ закрываю двери.
Сидят на цепях звери, на ржавых цепях души.

А звери мои ночью, рвут кожу и плоть в клочья.
И каждый их клык заточен. Играют на струнах жил.
Но все-таки, между прочим, /пусть я и обесточен/,
ты вся, до ресниц и точек - причина того, что я жив.

Беги от меня, Мэри, /прижмись же ко мне теснее/.
Спасайся скорей, Мэри, /ничто тебя не спасет/.
Коснувшись тебя, Мэри, попробовав раз,
звери, живущие в моем теле, хотят еще и еще.

Ты знаешь, Мэри, есть истина в вине и теле,
религии и постели. Но я отыскал в тебе.
И пусть сегодня другой одеяло грею,
но спят мои злые звери, тебя видя в каждом сне.

Поверь, я больше не буду зрителем,
скрываясь в своей обители, до самых последних дней.
Я прилечу с Юпитера, в квартиру твою, Мэри,
стань укротительницей моих диких зверей.
Джио Россо
 
 
Поздняя Весна
Мама, как же я успела так вырасти, что уже не думаю об оценках, о дипломе, и даже не боюсь спорить с теми, кто старше. Как же так вообще произошло, что я сама выбираю себе: книги, людей, работу и даже город. И когда заболеваю, то сама решаю, какую таблетку принять и нужен ли больничный.
Мама, как же я успела так вырасти, что не трачу на мороженое и конфеты деньги, а варю кашу, и считаю ее полезной, а еще пью алкоголь с другими такими же, хотя мы все знаем, что вкусно — это лимонад или молочный коктейль с ванильной пенкой.
Мама, как же я успела так вырасти, что выше тебя ростом, что ты мне по плечо, и я думаю про тебя «маленькая», и спрашиваю «что тебе купить»? И прошу «позвони, когда приедешь».
Мама, как же я успела так вырасти, что ты спрашиваешь у меня совета и мнения, а я, поправляя очки, говорю какие-то слова, наверное, даже умные, потому что кое-где я специалист.

Мама, на самом деле все не так, вообще не так.
Это чудовище под кроватью ночью, я боюсь его, поэтому долго-долго не засыпаю.
А днем хожу, сонная, забываю завтракать, и, пока ты не видишь — зловредно не ем суп.

Н. Чебаевская
 
 
Поздняя Весна
"Писать на самом деле очень просто. Ты садишься перед пишущей машинкой и начинаешь истекать кровью." - относится к моему несчастному жж...